19:52 

Mozart, l’opéra rock. Отзыв. 2 акт. Часть 1.

Тень в сумерках
Тьма - это обратная сторона света
Продолжаем разговор за Моцарта, который есть рок-опера. Ну что ж, а вот и 2 акт! Одна из самых ярких музыкальных постановок, с чудесной музыкой и незабываемыми актёрами. И снова - начать хочется с песни, не вошедшей в мюзикл, выражающий тонкий парижский шарм оперы, и неразрывную связь поколений. C'est bientôt la fin, перевод которой лирически-грустен: "Скоро финал"... Да, герои 18 века внезапно шагнули в нашу жизнь, связав ночной Париж с солнечной Веной))) Очень красивая, светлая, добрая песня, влюбляющая в этот многоликий и прекраснейший город)))) Ажурные рёбра Эйфелевой башни, высоченное небо, ночная Сена, парки и дворцы, и чарующий вечер...Люди, так живо откликающиеся на песню - кто это там спешит, подобрав пышную юбку кринолина? Констанция? Алоизия? Наннерль? И золотой голос дивы птицей взлетает к небесам...

Прошлое и Настоящее перемешалось...Вот Моцарт проходит по набережной, а из окна припарковавшейся на углу машины выглядывает Сальери...Он выходит, и подаёт руку Наннерль. А где-то там, среди стального каркаса Эйфелевой башни, встречаются Дива и Леопольд Моцарт... И вот уже весь Париж поёт эту песню, - проезжающие по своим делам мотоциклисты, разносчики газет, выходящие из подземного перехода люди, пожилая пара, - все они оказались захвачены рассказанной историей, и хоть ненадолго, но превратились в её персонажей...

Перевод:
Пускай сегодня, в этот вечер,
Пока кружит наш шумный бал,
Красками новыми расцвечен
Будет тот мир, что раньше знал.

Мы раскачаем свод небесный,
Танцуя в вышине над бездной.

Великий день! Пусть будет вечер
Наполнен грохотом литавр!
Трубы солдат, придворных речи
Звучат фальшиво и не в такт.

Пусть этот мир едва живой
Наполнит барабанный бой.

Тогда вперед! Ведь мир на грани.
Почти финал. Мир глух и слеп.
Мы возвестим колоколами:
Здесь старым догмам места нет!

Конец всему иль новый поворот?..
Танцуйте — наш пришел черед!

Как черный бархат этот вечер.
Когда мечтаний унисон
Нас пробудит для новой встречи,
Еще чудесней станет он.

Мы возвращаемся сюда, чтобы найти
Начало нового прекрасного пути.

Тогда вперед! Ведь мир на грани.
Почти финал. Мир глух и слеп.
Мы возвестим колоколами:
Здесь старым догмам места нет!

Конец всему иль новый поворот?..
Танцуйте — наш пришел черед!

Я чашу горькую любви испил до капли,
Черное золото текло в моря как кровь,
Рушились башни, что касались облаков -
Все, что мы видим мимолетное, не так ли?

Я вижу: расцветает день зарею новой.
Я верю в смех безумца, что живет на небесах.
Границы мимолетного стереть в своих сердцах
Дано лишь тем, кто постигать все таинства готовы.

Пускай сегодня, в этот вечер,
Пока кружит наш шумный бал,
Красками новыми расцвечен
Будет тот мир, что раньше знал.

Лишь стоит руку протянуть -
Закружит вальсом млечный путь.

Тогда вперед! Ведь мир на грани!
Почти финал. Мир глух и слеп...
Мы возвестим колоколами:
Любовь — вот то, что правит нами
И на руинах прорастет цветами,
Чтоб подарить нам новый век!


Итак, действие! Первый акт, как мы помним, завершился на самой драматической ноте. Впрочем, и начало второго тоже не шибко радует зрителя - Вольфганг собирается в Вену, и спорит с отцом. Леопольд напоминает:
- Сын! Ты едешь в Вену в свите его высокопреосвященства, Хиеронимуса Коллоредо. Помни о том, что ты обязан исполнять все его распоряжения!
Моцарт не соглашается. Он сыт по горло жизнью пи дворе архиепископа. Этот тиран и самодур устроил ему настоящую травлю. Амадей не собирается больше терпеть унижения и обиды! Нет, он едет в Вену исключительно для себя - чтобы писать свою музыку! Такой шанс невозможно упустить!
Но Леопольд мрачен. О каких шансах говорит его сын? Провал в Париже, неудача в Мангейме...смерть обожаемой жены! И он упрекает Вольфганга в том, что тот не сумел позаботиться об Анне Марии.
- Ты вырвал мне половину души!
Моцарт не в силах выдержать подобного упрёка.
- Отец, всю свою жизнь я посвятил музыке. Я так хотел, чтобы ты мною гордился! Прости, если разочаровал тебя, но жить так дальше я не могу!
Отец с сыном расстаются, недовольные и разочарованные друг другом.
Но архиепископ не желает отпускать Амадея! Он запрещает ему давать концерты - конечно, за исключением его собственного дома. А чтобы знал своё место, выгоняет к слугам.
- Пошёл вон, на кухню!

И снова - выход насмешника-Рока. Демонический Клоун выбегает из кулис, чтобы спеть язвительную, издевательскую песенку. Что наша жизнь, как не безумная череда трагедий и комедий? Ария Comedie Tragedie, этакие ожившие "кошмары Моцарта"...
Слуги поддерживают его. Какой удобный им выпал случай: побольнее уязвить музыканта! С каким остервенением они присоединяются к травле! Любая попытка сопротивления только сильнее их раззадоривает.
Действительно, Судьба безжалостна к слабым.
- Если тебя бьют - терпи! - глумливо хохочет Клоун.
Ну же, давай, подставляй другую щёку! Разве в Библии говорится не об этом?..
И в этой дикой вакханалии жестокости золотой струной звенит голос сестры, Наннерль, отделённой от брата лёгкой тканью занавеса:
- Я знаю, в Вене жизнь моего брата похожа на ад. Но, прошу, держись, Вольфганг!
Однако её призыв тонет в хоре возмущённых голосов:
- Как? Вы отменили концерты? А как же моя репетиция?! Что же вы молчите, герр Моцарт? Вы что, оглохли? Ах, вам не разрешают покидать особняк Коллоредо. Право, какая жалость!
Зыбкие тени, знатные господа из другого, недосягаемого мира, так же далеки и недоступны, как звёзды на небосклоне. Занавес скрывает их от душной, губительной и невыносимой жизни при дворе архиепископа.
И тут нашего композитора прорывает. Он бросает службу, высказав всё, что думает о "владыке ослов"!
- Посмотрите на меня, господин Коллоредо! Вы видите меня в последний раз! Я - Вольфганг Амадей Моцарт - вам больше не слуга! Я свободен! Свободен!
Небольшое видео-фрагмент с более-менее приличным качеством...

И вслед за этим торжественным заявлением звучит яркая и эмоциональная Place je passe, перевод которой - "Дорогу мне!" - ответ свободного творца тем, кто привык жить, пресмыкаясь перед сильными мира сего.
Каждый человек свободен, и никто и ничто не в силах заставить его позабыть о собственной гордости и человеческом достоинстве.
Ух, какая здесь буря! Сколько горячей убеждённости в собственной правоте и мятежности духа! Настоящий "Моцарт бунтующий", презирающий низкопоклонство, лизоблюдство и льстивую угодливость перед власть имущими.
Искала долго и упорно, вот, очень красивый стихотворный текст)))
Не хотелось бы обижать
Льстецов, целующих
Ноги господ в дорогих туфлях,
Но я смеюсь над их продажными жизнями
Пресмыкающихся.

Пусть стихнут
Ничтожные пошлости,
Которыми славится высшее общество.
Я чувствую себя совершенно свободно,
Оскорбляя его Величество.

Никто
Здесь, на земле, не является
Господином над людьми,
Владыкой над законами.

Дорогу мне.
Я один король собственных грез,
Сам себе хозяин.
Смелее, благодарите
Восставшего безумца.

Дорогу мне.
Я один король собственных грез,
Хозяин своих идей.
Смелее, благодарите
Бунтаря влюбленного в благородные помыслы.

Не хотелось бы обижать
Их светлости, искажающие
Невиннейшие из наших желаний,
Но я сажусь на их глиняные троны
Как на стул.

Никто
Здесь, на земле, не является
Господином над людьми
Достойным доверия.

Дорогу мне.
Я один король собственных грез,
Сам себе хозяин.
Смелее, благодарите
Восставшего безумца.

Дорогу мне.
Я один король собственных грез,
Хозяин своих идей.
Смелее, благодарите
Бунтаря влюбленного в благородные помыслы


А как пропевается эта красивейшая и сложная ария! Игра голосом - словно соловьиные трели, правда же)))) Золотые переливы звенящего ручья...Одарённый певец Микеле Локонте! А какая раскованная, свободная и вместе с тем естественная пластика! Вообще, хореография всего танца здесь на высоте.
А мы смотрим дальше. С площади Вены действие переносится во дворец австрийского императора, Иосифа II. На аудиенцию к его величеству спешат двое: смешной напомаженный придворный, с мушками на щеках и в тщательно завитом парике с буклями, и высокий брюнет с горящим взглядом. К ним присоединяется поэт-либреттист, Готлиб Штефани, предоставляющий на суд императора свою новую оперу. Решающий момент - император должен будет выбрать композитора для неё!

Первое появление на сцене графа Розенберга и самого Антонио Сальери! Как говорится, "если вы не смотрели "Mozart, l'opéra rock", у вас не было "Розенбеееееееееееерг!""
Высокомерный щёголь, с извечно-брюзгливым выражением лица, тростью, которой он выражает своё презрение окружающим, и "Пссс!", щедро раздаваемое налево и направо! Герр Розенберг - комичный персонаж, блестяще удавшийся Ямину Дибу (Yamin Dib). Вообще, больше всего герой Диба напоминает...пуделя! Ага, вроде бы вот же, комнатная собачка в кудряшках, но, такая заразка! - больно кусается!

О, не таков Антонио Сальери. Роль, сыгранная Флораном Мотом (Florent Mothe). Да, в опере у него всего 4 арии, но какой же яркий, колоритный, запоминающийся, страстный и неоднозначный образ ему удалось создать! Признаюсь честно - именно из-за него я вообще стала смотреть "Моцарта", а его песни до сих пор живут в плеере, и слушаются с тем же восторгом, что и 4 года назад.

Большинство вспоминает Антонио Сальери по тому образу, что создал А. С. Пушкин в своих "Маленьких трагедиях". Эдакий завистливый злодей, ничего из себя не представляющий, ибо "гений и злодейство - две вещи, несовместные", отравивший композитора из зависти перед его талантом.
На самом деле, это далеко не так. Сальери - талантливый композитор, при жизни известный намного больше, нежели Моцарт. Он - автор более чем 40 опер, учитель таких великих музыкантов, как Людвиг ван Бетховен, Шуберт, Лист, Черни, Мейербер, Гуммель и других видных композиторов начала XIX века, человек, искренне любящий и понимающий музыку.

Злая молва приписывает ему убийство Моцарта, но сам Антонио был в прекрасных отношениях с Вольфгангом. Взаимоотношения Моцарта и Сальери были неровными, и известно несколько резких высказываний о Сальери, принадлежащих самому Моцарту и его отцу. Однако высказывания эти, по большей части, относятся к началу 1780-х гг. и не отличаются от обычных отзывов темпераментного Моцарта о музыкантах-конкурентах. В то же время в последнем письме Моцарта жене (14 октября 1791 г.) Моцарт уделяет большое внимание посещению Сальери представления моцартовской «Волшебной флейты», описывая восторженную реакцию Сальери как нечто весьма важное для себя. Известно, что во второй половине 1780-х гг. Сальери дирижировал несколькими произведениями Моцарта, а после своего назначения капельмейстером придворной оперы в 1788 г. прежде всего вернул в репертуар оперу Моцарта «Свадьба Фигаро». Существовало даже музыкальное сочинение, написанное Моцартом и Сальери совместно: песня для голоса и фортепьяно «На выздоровление Офелии» (итал. Per la ricuperata salute di Ophelia, 1785) по случаю возвращения на сцену певицы Анны Сторас. В целом нет оснований полагать, что между Моцартом и Сальери существовала какая-либо особая вражда.

Происхождение легенды о Моцарте и Сальери имеет, по-видимому, национально-политический подтекст: на рубеже XVIII—XIX вв. музыкальным критикам и первым биографам Моцарта было важно подчеркнуть верность музыки Моцарта своей, австро-немецкой традиции, противопоставив её итальянскому влиянию. Олицетворять итальянский уклон в венской музыке был избран Сальери как наиболее авторитетный композитор итальянского происхождения — что вряд ли можно считать правомерным: Сальери жил в Вене с 16-летнего возраста и в музыкальном отношении был гораздо ближе к немцам, чем к итальянцам.
В Милане в 1997 году состоялся судебный процесс, где решено было наконец покончить с неясностью. «В майские дни 1997 года в Милане, в главном зале Дворца юстиции проходил необычный судебный процесс: рассматривалось преступление двухвековой давности. (…) Слушалось дело Сальери об отравлении им великого Моцарта. … Через двести лет Антонио Сальери оправдан». После этого публичного процесса имя Сальери наконец-то очистили от клеветы - он был безоговорочно оправдан.
Но это - реальная историческая личность, тогда как события рок-оперы далеко не во всём придерживаются истории...

Антонио Сальери Флорана - человек, влюблённый в музыку. Он сам добился успеха, и это далось ему далеко не просто! Он большой перфекционист, исключительно строг и требователен к себе.
Когда Иосиф II спрашивает мнение Сальери о Моцарте, тот честно признаёт, что при всей своей молодости и неопытности он бесконечно талантлив и чрезвычайно одарён!
Он честен с собой и людьми. А ведь скажи он сейчас императору, что Амадей - просто бездарный выскочка, и у соперника-конкурента не будет никаких шансов на успех!
Сальери признаёт музыкальный гений Моцарта, несмотря на протесты и жалобы Розенберга.

О, а шумное возмущение Розенберга тем, что опера будет написана на немецком языке! С какой миной он пропевает фразу из либретто, указывая на "все эти ар-ар-ар-ар-ар!" недоверчиво усмехающемуся Сальери! Уморительный момент! Всё-таки граф Розенберг - это настоящая находка рок-оперы!
Автор либретто, Готлиб Штефани, счастлив - музыку к опере "Похищение из сераля" будет писать сам Вольфганг Амадей Моцарт!
И только Розенберг в ярости! "Опере конец!"- восклицает он, стуча тростью, словно бы забивая гвозди в гроб этого обречённого на неудачу музыкального проекта.

Но вот залы дворца скрываются во мраке, а перед зрителем возникает маленькая гостиница. А кто это стоит за конторкой с гусиным пером? Ба, знакомые всё лица! Да это же Сесилия Вебер, после смерти мужа вынужденная самостоятельно заниматься ведением гостиничного хозяйства. Конечно, Алоизия вышла замуж, да вот остальным дочерям не так повезло. Теперь ей приходится самой вести дела. А тут ещё неуклюжая Констанция с жалобами на тяжёлую работу! Эй, возмущается мадам Вебер, хватит уже витать в облаках! Спустись с высот на землю!
И вот - ария Констанции, Si je defaille, "Если я сдамся"...
"Я сожгла свои любовные романы. Я больше не верю в сказочных принцев!" - грустно поёт она. Но...в тёмных глазах разгорается искорка лукавства. Если тот, кого она до сих пор любит, вернётся, она уже не сможет ему отказать! Тогда она безнадёжно погибнет! И, вторя арии Констанции, на сцене вновь появляется Моцарт! Оказывается, он хочет снять комнату!

Сесилия довольно потирает руки: ещё один клиент! Правда, она сразу недвусмысленно заявляет своему знакомому постояльцу - у меня ещё три незамужние дочери! Никаких любовных романов и увлечений!
- Смотрите, чтобы здесь не было новой Алоизии! - предупреждает мадам, и, потрепав по-свойски за щёку, намекает: - И я, между прочим, тоже...женщина в самом расцвете лет! Только, смотрите, не придумывайте там себе ничего! Вы не в моём вкусе!
Ошарашенный боевым напором госпожи Вебер, Моцарт медленно отступает. А Сесилия снова эдак ненавязчиво напоминает об удачном замужестве старшей дочери. Да, мадам тонкий знаток душевных ран, и знает, как задеть нового постояльца за живое.
Хохотушки Софи и Жозефа вьются возле смущённого композитора, но Констанция первая протягивает ему руку, и под насмешливый дуэт сестёр уводит Амадея со сцены.

Так! А вот и репетиция оперы! Но отчего Штефани не желает пускать "музыкальных ревизоров" в лице графа Розенберга и Антонио Сальери? Ну, конечно же, наш композитор слишком занят Констанцией, чтобы думать о репетиции!
- Моцарт здесь, или его здесь нет? - с непередаваемым выражением в голосе восклицает Розенберг.
Ну вот, дождался! Вольфганг вылетает ему навстречу..вернее, проносится по сцене, преследуя Констанцию.
Вот тут Розенберг разворачивается в полную силу. Как! Он пришёл, дабы увидеть результат работы, а композитор вместо того, чтобы заниматься делом, выражаясь современным языком, "фигнёй страдает"! Что ж, Амадей не оставляет ему выбора - он обязательно доложит императору о таком легкомысленном отношении к делу!
- Но, позвольте, - никак не может уяснить причину недовольства "приёмной комиссии" Амадей. - Как вы можете судить о результате моей работы, не услышав даже ни одной ноты!
- Ноты, ноты, ноты! - закатывает глаза Розенберг. - В этом-то всё и дело! У вас слишком много нот! Ваши партитуры излишне сложны!
О, вот теперь Моцарт в ярости. Розенберг сколько угодно может ругать его отношение к работе, но - никогда! - его музыку!
- Разве это не ваше предубеждение говорит так?! - защищает он то, что для него важнее всего, - своё творчество.
Но Розенберг, оскорбившись, уже разворачивается, чтобы уходить. Сальери оценил выпад Моцарта насмешливыми аплодисментами, и с усмешкой отвечает:
- Браво, мой юный друг, браво! Вы остроумны! Будем надеяться, что ваша музыка так же высока, как и ваша дерзость!
И, отвесив иронический поклон, разворачивается, чтобы покинуть сцену следом за Розенбергом. Но Моцарт просит его вернуться. Антонио же тоже музыкант, он должен его понять!
- Подождите, Сальери! Послушайте! - просит он, и передаёт итальянцу партитуру.
Антонио уступает. Почему бы и нет? Отчего же не послушать?
Дива, Катарина Кавальери, сыгранная Эстель Мишо (Estelle Micheau), с голосом глубоким, словно море, начинает петь арию...

...и мир Сальери навсегда рушится.
Гаснут огни сцены, исчезают фигуры Розенберга, Штефани, Моцарта, музыкантов, и остаётся только Она - великая, гениальная, чарующая МУЗЫКА, дивная божественная гармония, настолько великолепная...что причиняет невыносимые страдания!
И вот ария, с которой Тень окончательно и бесповоротно заболела "Моцартом", Le Bien qui fait mal, с убийственно-точным переводом: "Добро, приносящее Зло"!
Невероятное переплетение чувств, гремучий коктейль из Любви...и Ненависти.
Потому что невозможно не полюбить эту совершенную гармонию, сплетённую из хрустальной чистоты созвучий...И невозможно не возненавидеть - за то, что эту гармонию услышал и записал другой!

Да, другой! Ты просиживаешь дни и ночи, стараясь уловить Музыку Небесных Сфер, и донести её до своего слушателя, ты стараешься разложить по полочкам всё, что знаешь и умеешь, чтобы добиться нужного эффекта, ты всего себя посвящаешь изнурительной, выматывающей работе...
...а оно ускользает, утекает, просыпается песком сквозь пальцы...И твоя ладонь пуста! Где справедливость? Почему же его усилия бесплодны?!! Почему не ему дозволено слушать Музыку Небес и нести её людям?!!
Да, пусть слова арии не вполне соответствуют французскому тексту, но как же хорошо они передают то, из-за чего мучается и страдает Сальери!

Не пойму, что теперь со мной?
Я хожу сам себе чужой...
Был Бог несправедлив,
Талант гению вручив
Эта зависть сводит с ума,
Травит ядом душу она.
Пусть соперник выпьет тот яд -
И нет дороги назад.

Каждый день моя боль
Сильней.
До конца глоток
Испей.
Страшная тайна будто бы случайна,
Смерть завершит наш
Вечный спор.
Эта ревность меня
Сильней.
До конца глоток
Испей.
Время покажет, кто из нас важен,
Кто гениален, кто злодей.

Говорят, правды нет на земле,
Боль живёт обидой во мне.
Приручить талант я хочу -
Считаю, мыслю, учу...
Но все лавры будут ему
Отданы - за что? Почему?
Будь проклят, гений, мой враг
И до безумия шаг...

Каждый день моя боль
Сильней.
До конца глоток
Испей.
Страшная тайна будто бы случайна,
Смерть завершит наш
Вечный спор.
Эта ревность меня
Сильней.
До конца глоток
Испей.
Время покажет, кто из нас важен,
Кто гениален, кто злодей.

Не пойму,
Что теперь
Со мной,
Я хожу
Сам себе чужой.
Был Бог
Несправедлив,
Талант
Гению вручив
.

Ах, как велико отчаяние Сальери! Что за жестокая насмешка Судьбы, ведь только он в силах оценить красоту музыки Моцарта, и становится самым преданным, самым яростным её обожателем...Но при этом - с какой ненавистью смотрит на её творца!
Из кулис возникают демонические тени, отражающие тёмную страсть его души! Какой инфернальный, затягивающий, невероятный танец! Настоящая разнузданная оргия запретных желаний и чувств!

Демоны нашёптывают слова обиды, разжигают пламя ревности, подчиняют себе, и Сальери поддаётся им, уступая Адскому Концерту, что играет в его душе...
Невероятная пластика: люди-арфы, фортепиано, скрипки...Потрясающая гибкость, изломанные позы, зачаровывающая красота движений! Неугасимым огнём пылает в душе ненависть...О, да, Антонио влюблён в музыку Амадея, но что поделать, если эта любовь приносит боль! Сальери не может удержаться от ревности, и ненавидит себя за это.
Ах, какая ария! Тёмная, властная, пленяющая! Сколько страсти в голосе! Не очароваться просто невозможно! И - на едином нерве сыграно! Музыка, сводящая с ума, лишающая рассудка...

И - не могу не поделиться официальным клипом, снятым на этот Зов Запретной Страсти... Резкий всплеск скрипок - и утягивающее на самое дно готическое кружево мелодии антрацитово-чёрного цвета, со сбивчивым, пульсирующим ритмом сражённого смертельным ударом Ненависти, накрепко спаянной с умирающей Любовью сердца... Когда любишь - то страдаешь...Почему бы не признаться в этом хотя бы самому себе?..

Покидает сцену Адский Концерт. Загорается свет. Молчит оперная дива, и Моцарт насмешливо спрашивает:
- Ну как, Сальери? Нот "слишком много"?
А он стоит, бледный и растерянный, и старается справиться с той бурей чувств, что бушуют сейчас в душе.
- Оставайтесь на своём месте, Моцарт, и между нами всё будет хорошо, - с трудом произносит он, и спешит уйти, оставляя торжествующего Амадея...
Моцарт счастлив - он любим, он творит свою музыку, жизнь кажется лёгкой и безоблачной. Впрочем, сказав "безоблачной", мы, честно говоря, погорячились. Что это там? Уж не облако ли на горизонте? О, да это же целая грозовая туча!
Мадам Сесилия Вебер в гневе! Как! Её дочь, Констанцию, видели с Моцартом! Теперь её репутация безвозвратно утрачена! Какой стыд! Что бы сказал безвременно почивший отец!
Единственное, что может спасти Констанцию - это брак! А вот, кстати, брачный договор - и подписавший его Моцарт обязуется обвенчаться с Констанцией Вебер и прожить с ней не менее трёх лет, а если по какой-либо причине нарушит этот договор, то должен будет выплатить пострадавшей стороне 300 флоринов!
Потрясающая женщина - она хочет заработать даже на несчастье собственной дочери.
Зажатый в тиски между разгневанной мамашей с одной стороны, и новоявленным опекуном "малютки Констанции" с другой, он в отчаянии подписывает договор.
Между влюблёнными разгорается ссора.
- Неужели вы приняли участие в этой недостойной махинации? - восклицает Амадей.
- Вольфганг! Вы человек, которого я люблю больше всего на свете! Неужели вы не верите мне? - спрашивает Констанция.
- Я уже никому и ничему не верю, - с горечью отвечает Моцарт.
- Неужели вы думаете, что я смогла бы заставить вас жениться на мне против вашей воли? - в глазах Констанции блестят слёзы. - Что ж, смотрите. Вы узнаёте этот документ? Сегодня утром я украла его из спальни моей матери! И вот что я сделаю с ним!
Клочья бумаги разлетаются по сцене. Моцарт, сражённый поступком Констанции, падает перед ней на колени, потому что устоять перед подобным благородством просто невозможно.
- Мадемуазель Констанция Вебер! Прошу, будьте моей женой!
И - дуэт Наннерль и Констанции, озорная и шаловливая песенка, Les solos sous les draps, перевод которого - "Прощай, соло под простынями".

Наннерль, зная, что отец настроен против семейки Вебер, заступается за Констанцию и старается выхлопотать для брата разрешение на брак.
- Я не понимаю, отчего ты сердишься! - говорит она Леопольду. - Я уверена, что Констанция - честная девушка!
Старший Моцарт возмущён, вставляя негодующие ремарки по ходу арии...и всё же сдаётся.
Я говорю от имени отца:
Не отпускайте руку ангела,
Которая лучше, чем эта вульгарная комедия.
Нет нам спасения на земле,
В легкомысленных страстях...

Говорят, что браки истинно любящих сердец заключаются на небесах. И сейчас Амадей, в буквальном смысле слова, на седьмом небе от счастья!
Работа над оперой "Похищение из сераля" меж тем близится к завершению. Но кое-кто ждёт появление на сцене новой оперы, волнуясь и оттягивая момент премьеры изо всех сил...
Да-да, мы о Розенберге. А вот и он, лёгок на помине! Да уж, ему есть над чем переживать!
- Вы только подумайте - новая опера Моцарта становится в Вене событием года! Все с нетерпением ждут "Похищения из сераля"! Эдак Моцарт потеснит признанных владык Музыкального Олимпа! А там - прости-прощай, место владетеля музыкальных театров Вены! А этот дурак Сальери, вместо того, чтобы немедленно действовать, говорит: "Розенбееееееерг, не беспокойтесь! Эта новая музыка не может понравиться его величеству! Опера обречена на провал!"
А кто это у нас стоит в темноте, сложив руки на груди, и внима-а-ательно слушает все насмешливые тирады неосторожного графа? Неужто, сам маэстро Сальери?..

Граф же, не замечая, что у него появился зритель, продолжает свои взволнованные излияния:
- А что, если именно эта музыка очарует императора? Наперёд угадать невозможно! Ведь сколько приятных, и даже больше того - чудесных моментов есть в этой новой музыке! О, вот, послушайте сами!
И герр Розенберг, украдкой глянув по сторонам, пускается в пляс, напевая "Увертюру" из оперы, и выкидывает знатные коленца на радость публике. Какова власть Музыки Моцарта - ведь даже в этом, высокомерном, закованном в строгий корсет правил и традиций человеке она разбудила...ребёнка, умеющего так непосредственно радоваться жизни!
И вот тут-то Сальери решает, наконец, обнародовать своё присутствие, шагнув в луч света прямо перед самым носом Розенберга.
Бедняга Розенберг с криком отшатывается. Картина Репина, "Не ждали!". Он с ужасом ощупывает явившуюся из темноты фигуру.
- А, это вы, Сальери! - с облегчением вздыхает "хозяин больших и малых музыкальных театров Вены". - Ох, ну и напугали же вы меня!
В голосе Сальери поёт сарказм. Теперь его черёд передразнивать своего недавнего союзника.
- Скажите мне...Розенбеееееееерг! - намеренно тянет он, насмешливо сверля несчастного собеседника горящими от негодования глазами. - Вам что, нравится музыка Моцарта?!
Розенберг ведёт себя, как нашкодившая собачонка. Его руки судорожно стискивают трость.
- Что вы, что вы! Я терпеть не могу его музыку! И вообще, я в ярости! О, да-да!
Он вовсю старается уверить Сальери, что музыка Амадея приводит его в настоящее бешенство, и торопится внести дельное предложение - мол, я тут поспрошал...И собрал небольшую компанию друзей! В день премьеры они явятся в театр, чтобы освистать творение Моцарта!
Нанять зевак, чтобы освистать оперу собрата по музыкальному цеху...Бесчестный, подлый, низкий поступок! Сальери борется с собой...Внутренний голос шепчет:
- Это же не ты будешь действовать! Это всё Розенберг! Ты же должен только промолчать!
Ревность, зависть, обида - они по-прежнему не отпускают его! И Антонио молча кивает - и даёт, таким образом, своё согласие...
Первый шаг к пропасти сделан...
(Что-то многовато набралось впечатлений - не влезает в один пост, хоть убей!) Засим заканчиваю вот на этой ноте, и - ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ!

@темы: Музыка, Mozart l'opera rock

URL
Комментарии
2017-03-27 в 23:32 

Рыжая шельма
Но однажды старый воин выпил сок из белены и сказал что ты достоин стать избранником Луны (с)
Прекрасный мюзикл, один из моих любимых)

2017-03-30 в 13:18 

Тень в сумерках
Тьма - это обратная сторона света
Рыжая шельма, ура)))) ещё один моцартолюб)))))) Мы с сестрёнкой давно любим етую вот рок-оперу, всех подруг заразили Моцартами, но на Дайрях мало кто её помнит...Всё-таки, времени много прошло, с 2009-го то года...
А тут мы смогли выбраться на Mozart.Lopera Rock.Le Concert в Москву, и нам дивно повезло услышать и увидеть главных действующих лиц, да ещё и в сопровождении симфонического оркестра))) Вот даже не знаю, можно ли назвать это сбывшейся мечтой - потому что о подобном чуде я даже мечтать не смела))))
А заодно решила рассказать другу по Дайрям вот об этом произведении - поделиться впечатлениями от просмотра)))
И вот ведь что интересно - музыка Моцарта мне, по большому счёту, не сильно близка...Да, я знаю, что он музыкальный гений, и нисколько не отнимаю у него гениальности...но вот воспринимать - не могу. Слишком легко, весело и позитивно для меня, мне нужен очень сильный музыкальный контраст, буря эмоций, эдакое музыкальное пламя либо штормящий океан. Обожаю только его "Дон Жуана" и "Лакримозу" - вообще одни из самых сильнейших музыкальных произведений, написанных человечеством... А тут, после рок-оперы, полезла искать подробную биографию Сальери, и сильно за человека расстроилась - ему этая вся надуманная за-ради искусства история с отравлением попортила столько крови! А ведь он был крайне мягким, добрым, скромным и ранимым человеком, привязанным к своим ученикам, много сделавшим для них, занимавшимся благотворительностью, и, кстати, говоря, помогавшему Амадею! Как нечестно, жестоко и несправедливо обошлись с его именем! При жизни - довели до нервного срыва и помешательства, после смерти - сделали нарицательным персонажем-завистником... Я искренне рада, что его оправдали, пускай для этого и понадобилось целых 200 лет...
И...вот стала я слушать его музыкальные произведения...(я вообще искренне люблю классическую музыку, хотя вкус у меня...ммм...весьма своеобразный), и поняла - ОНО МОЁ!!!! Она мне нравится! Я под неё, образно говоря, улетаю, так же, как под произведения Бетховена, Баха, Карла Орфа, Вагнера, Пуччини, Бизе, Верди...
И как же я понимаю, когда читаю его поздние признания о том, что он писал музыку на исходе своей жизни "для себя и для Бога"...
И немножко обидно, что образ Флорана снова вытаскивает эту старую историю с завистью...
Но - с другой стороны, если бы я не услышала рок-оперы, я не полезла бы копать материал, и не узнала о такой яркой, чудесной и нисколько не уступающей Амадею личности, как исторический Антонио Сальери)))))

URL
2017-03-31 в 19:49 

Рыжая шельма
Но однажды старый воин выпил сок из белены и сказал что ты достоин стать избранником Луны (с)
Тень в сумерках, я читала, ага, про поездку)

Меня этим мюзиклом заразила подруга, которая когда жила во Франции, сходила сама на него, вживую. Но ей проще, чем мне, она французским владеет как родным))
А тут, после рок-оперы, полезла искать подробную биографию Сальери, и сильно за человека расстроилась да, человек вообще пострадал ни за что, всю его жизнь переиначили. Увы(

2017-04-04 в 12:45 

Тень в сумерках
Тьма - это обратная сторона света
Рыжая шельма, Меня этим мюзиклом заразила подруга, которая когда жила во Франции, сходила сама на него, вживую. вах!!!!!!!!!!! У меня нет слов!!!!! Видеть вот всё это своими глазами, слышать своими ушами!!! Она такой счастливый человечек!!!! Искренне рада за неё!!!! Молодец, что выбралась на такие именины сердца))))) Настоящая счастливица))))
Я в школе и Универе французский учила))) Угу, позорище в лице Тени напрочь нинает английский)))) Ну, французский учила давно...Хотя поймала себя на мысли, когда, плюнув на сабы, стала смотреть так - а оно, оказывается, не совсем забылось))))
Не, как родным, конечно, не владею, и не претендую даже))) А акцееееент...Как чистосердечно ржала наша добрейшая Сергеевна, "фганцузский со смесью нижегогодского"))))))Что поделать, в наше советское время языковой практики не было никакой...Но читать-понимать-переводить более-менее могу...с весьма переменным успехом.
да, человек вообще пострадал ни за что, всю его жизнь переиначили. Увы( Нет, ну, конечно, сама опера не исторична, это же всё равно произведение искусства, а не биография, составленная под руководством ведущих музыковедов...Но - да, очень человеку не повезло. Спасибо, что оправдали от обвинения в убийстве...ога...спустя 200 лет...
Что меня поразило, когда читала биографию Сальери, так это то, что предубеждение задело и его творчество...В нашей стране его произведения исполнялись крайне редко...

URL
     

Непутевые заметки

главная